На уток с карелкой. – Гибет Л.

Все лайки, если они к тому приучены, прекрасно работают по утке, причем охота с ними очень добычлива, а зачастую и значительно легче, чем с подружейными собаками. Охотясь с лайкой, не обязательно идти на ветер — собака сама ищет дичь, используя не только обоняние, но и зрение и, особенно, слух. Она замечает любое движение утки и настойчиво разыскивает птицу. Поэтому и подранков лайка находит больше, чем другие собаки. При охоте на уток с лайкой собака должна держаться поблизости, не поднимая птицу вне выстрела. Особенно трудно это дается молодым азартным собакам.
У многих охотников-лаечников бытует мнение, что карело-финская лайка не хочет работать по утке. Однако мой, теперь уже богатый, опыт свидетельствует об обратном.
Первая карело-финская лайка Зорька, с которой пришлось познакомиться в Карелии, превосходно работала на воде. Ей не составляло труда переплыть сотни метров с острова на остров одного из бесчисленных карельских озер. Впоследствии, когда Зорька стала почти нашей (она была казенная собака и принадлежала Карело-финскому филиалу АН СССР), мы с ней весьма успешно «делали науку» — проводили абсолютный учет нор ондатры. На охоте же она уток доставала из любой крепи и выноска к ногам — вынесет и с презрением выплюнет утку, не нравился ей утиный запах. И все карелки, с которыми мы тогда охотились на уток, прекрасно работали по этой дичи. Таков уж характер карело-финской лайки, ее огромная охотничья страсть, внимательное отношение к хозяину, контактность. Какой дичью интересуется хозяин, по той дичи и будет работать карело-финская лайка.
Первая наша карело-финская лайка, привезенная в Москву из Карелии в 1953г.,- Койра 1001/лкф у очень строгого эксперта П.А. Беляева, до конца своей жизни не любившего этих собак, дважды выставлялась на испытания по утке и оба раза была дипломирована, Когда потребовалось отстрелять утку для проверки подачи, именно Койру, как наиболее надежную, вместе с ее хозяином Л.П. Никифоровым послали добыть птицу.
Что же требуется от лайки для получения диплома по утке? Согласно правилам по этому виду испытаний собака должна быстро и тщательно обыскивать утиные угодья, проявляя избирательное отношение к наиболее вероятным местам нахождения утки. При этом она должна быть в контакте с ведущим и все время находиться в пределах выстрела, то есть не удаляться от охотника дальше чем на 25 — 30 метров. Такой поиск по шкале оценок работы по водоплавающей дичи максимально оценивается 15 баллами.
Чутье (обоняние, слух, зрение) — один из самых важных элементов работы лайки по водоплавающей птице — максимально оценивается 25 баллами. При этом существуют минимальные оценки чутья, при которых собака может получить диплом той или иной степени. Например, для получения высшего диплома I степени собака должна за чутье получить не менее 20 баллов, для получения диплома II степени — не менее 18 баллов, а диплома III степени — не менее 16 баллов.
При охоте на уток, а также на испытаниях собака должна энергично и настойчиво разыскивать след или птицу, При этом условия могут быть очень сложными и трудными; заросли растущих в воде тростников или камышей, высокий осоковый кочкарник, водная гладь, заросшая телорезом или кубышкой, — все это должно обследоваться собакой, несмотря на та, есть ли утка в этих угодьях или нет. Порой собака с большим трудом продирается сквозь такие заросли. Известный эксперт по лайкам Л.В. Ушакова рассказала мне, как в заливе Московского моря, где проводились испытания по утке, значительно упала вода, и многие заросли стали просто недоступными для крупных собак, которые не могли плыть из-за скопления крупных листьев кубышки, но не имели возможности и идти, так как все же было довольно глубоко. Подошла очередь маленькой карело-финской лайки. Она выпрыгнула из лодки и пошла прямо по листьям кубышки, почти не проваливаясь, (Настойчивость в поиске максимально оценивается 15 баллами.)
При охоте очень важна вязкость собаки, то есть ее стремление дойти до птицы по следу или, услышав ее, выгнать на воду и преследовать по воде, или поднять на крыло; способность обязательно найти убитую или раненую птицу. (Этот элемент работы максимально оценивается 10 баллами.)
Помимо того что собака должна найти утку, подать ее под выстрел, а потом разыскать в крепи, она обязана поймать ее раненую или достать убитую и подать охотнику. (Максимально подача убитой или раненой птицы оценивается 25 баллами.). Подача птицы — один из важнейших элементов работы собаки, поэтому разработаны минимальные оценки данного элемента, дающие право на получение полевого диплома той или иной степени. Если она безотказно бросается в воду, упорно разыскивает птицу и, схватив ее, плывет к хозяину, выносит на сухой берег и кладет ее к ногам, то такая подача оценивается не менее чем на 20 баллов, минимально необходимых для получения диплома I степени. Хорошо, если собака подает утку в руки хозяину, но требовать этого, особенно от лайки, нельзя. Для получения диплома II степени этот элемент работы собаки должен быть минимально оценен в 18 баллов. То есть собака должна сделать все то же, но, может быть, не так активно и четко. Для получения диплома III степени подача должна минимально оцениваться в 16 баллов. Это когда собака неохотно или не сразу бросается в воду, или выносит птицу только на берег, или неохотно отдает птицу ведущему, или при подаче мнет дичь.
В настоящее время испытания по утке обычно проводятся недели за три до открытия летне-осенней охоты. Молодые утята уже достаточно велики или уже летают, поэтому собаки практически не могут причинить им вред, Для отработки и проверки элемента подачи выделяют специальных уток, разводимых в охотничьих хозяйствах для выпуска под выстрел. Утке связывают крылья и частично лапки, выпускают в подходящем участке, и такую птицу собака должна поймать и подать. Лайки, как правило, обладают мягким прикусом, и поэтому часто утка после таких испытаний остается живой. Там, где невозможно достать подобную птицу, для проведения испытаний получают специальное разрешение на отстрел дикой утки и используют ее.
И, наконец, последнее требование правил испытаний охотничьих собак по водоплавающей птице — послушание, которое максимально оценивается 10 баллами. Собака обязана четко и безотказно выполнять все команды охотника при розыске птицы, не терять с ним контакта. Самое плохое при этом стремление собаки уйти в поиске далеко от охотника или убежать от него с найденной битой птицей.
Испытания охотничьих собак проводятся только после проверки угодий на наличие в них водоплавающей дичи в количестве, обеспечивающем встречу с птицей и достаточном для дипломирования нескольких собак.
Приучать щенка к подаче можно, используя игровые моменты, по команде заставлять его подавать мячик, палочку, игрушку. При этом не забывать каждый раз награждать лакомством за правильно выполненную команду и никогда не заставлять делать одно и то же больше трех раз кряду. Через некоторое время занятия можно повторить.
Затем щенка необходимо приучить к воде. Это следует начинать с щенячьего возраста — ходить по лужам, чтобы щенок следовал за хозяином и потерял чувство боязни воды. Но не всегда это удается, когда щенок растет осенью и зимой. Тогда в теплое время посадите молодую собаку на голодную диету и изо дня в день проделывайте следующее: киньте кусочек белого хлеба в воду так, чтобы собака могла дотянуться до него с берега. Потом кидайте чуть дальше, собака войдет в воду, потом еще дальше, но не переутомляйте ее. Повторять это надо часто, может быть, ежедневно, пока, наконец, собака не поплывет.
При всех занятиях надо доброжелательно разговаривать со щенком, особенно это необходимо при занятиях с карело-финскими лайками. Тогда на охоте они будут творить чудеса, Подходя к утиным угодьям, обязательно надо говорить ей: «ищи утку». На месте, с которого только что слетела птица, звать ее примерно так: «здесь, здесь, утка». Чем чаще вы будете проводить такие тренировки, тем больше будет доверять вам собака и тем прочнее будет контакт с нею.
На охоте со своей карело-финской лайкой ч.Реймой 1002/лкф в далекие времена, когда эти собаки были еще очень редки, в пойме р. Ветлуги, мы обычно выходили на зорьку и вставали в прибрежных кустах ивняка, растущих вдоль береге длинной старицы, Утки, как правило, летели вдоль старицы и поэтому были доступны для собаки. Моя Рейма обычно тихонько сидела в кусте и только поворачивала голову в сторону, откуда налетала птица. После выстрела она вскакивала и, если утка шлепалась на воду, без приказания бросалась за ней и приносила ее мне в куст. В случае промаха опять молча садилась. Вдруг налетела кряква с Волги, из-за спины, и после выстрела упала на противоположном берегу старицы. Очень было жалко птицу, уж лучше бы и не стрелять. Обходить кругом — несколько километров. Наступали сумерки. Рейма же, как обычно, после падения птицы бросилась и поплыла. Переплыла старицу, вышла на противоположный берег, нашла утку. Собака не была приучена подавать с суши. Под мои настойчивые призывы она все же мяла утку, подошла к воде, но отпустила птицу. Потом, явно что-то сообразив, опять взяла утку и уверенно приплыла с ней к моему кусту. То есть собака, столкнувшись с необычной ситуацией, смогла найти правильное решение, и в этом ей, конечно, помог контакт с владельцем.
Хочу рассказать еще об одном случав. Это было в Вологодской области, в пойме Сухоны. Длинная старица реки, так называемое «Марьино болото», заросшее по краям высокой осокой на громадных трудно преодолеваемых кочках. Вытянутые плесы воды, по краям заросшие камышом и осокой. В этом месте практикуются два способа охоты на уток: сначала охотники стоят в кочкарнике и поджидают птицу на перелетах, а потом проходят вдоль старицы, выпугивая ее. Когда уток порядком уже разгонят, идут охотники со спаниелями и вместе со своими помощниками продираются через водоросли прямо по воде, иногда проваливаясь до пояса. Роль спаниеля при этом ограничивается не столько выпугиванием утки, сколько ее нахождением и подачей после выстрела.
В то время, когда мы пошли с Реймой, утка была уже порядком разогнана, идти по воде мне было не под силу. И мы с молодым охотником решили идти по двум сторонам старицы, по уже порядочно натоптанным тропинкам среди осокового кочкарника, почти по сухому. Рейму я пустила в заросли камыша, растущего в воде. Обследовав вдоль берега первый плес, она сообразила пересечь его вплавь прямо посередине. Было очень интересно наблюдать за аккуратно плывущей рыжей головкой, которая, прядя ушами, внимательно прислушивалась к малейшим шорохам и поворачивалась то в одну, то в другую сторону. Услышав утку или прихватив запах, собака устремлялась к береговым зарослям и часто не без результата, — как правило, из крепи поднималась утка. Таким образом, идя параллельно с охотником и плывущей или пролезающей по зарослям собакой, мы прочесали всю старицу. Причем Рейма четко ориентировалась на нас и как бы сознательно подавала птицу под выстрел. Результатом этой охоты стали три матерые кряквы.

Л.Гибет
“Охота и охотничье хозяйство” №8 – 1995