Нахаживание лайки по пернатой дичи. – Беляев П.

В №2 нашего журнала за этот год рассказывалось об основах нахаживания лайки и охоте с ней по белке и другим пушным зверькам. Сегодня же я хочу ознакомить начинающих охотников с основами нахаживания лаек по боровой и водоплавающей дичи.
При охоте на птиц (в сравнении с охотой на белку) от лайки требуются более строгая дисциплина, безупречное послушание, полный контакт с хозяином и взаимное дополнение друг друга.
В начале летнего охотничьего сезона еще не разбитые выводки тетеревов и рябчиков обычно держатся возле полян, вырубок, покрытых пнями и зарослями брусники, черники, земляники и малины, возле можжевельников с ягодами.
Причуяв наброды птиц, молодая лайка возбужденно начинает (сперва еще бестолково!) шнырять между кустов, фыркать и усиленно крутить хвостом-баранкой. Это значит, что птицы где-то совсем рядом. Если лайка работает у вас на глазах, нужно быть готовым к выстрелу: преследуемый собакой выводок вот-вот с шумом взлетит и рассядется на первые попавшиеся деревья. От шума взлетевших птиц и их запаха собака неизбежно придет в сильное возбуждение и начнет облаивать одну из птиц. Не нужно упускать этот момент, надо обязательно выстрелить по этой или любой другой видимой вами птице. Упавшую дичь у лайки необходимо тут же отобрать, два ей обнюхать и полизать добычу. В порядке поощрения собаку следует поласкать и дать ей лакомство, отрезав, например, у тетерева одну лапку. Таким приемом вырабатывают у лайки вежливое, бережное отношение к дичи.
Затем лайку вновь направляют в поиск вслед за улетевшим выводком (после выстрела он обычно рассаживается на деревьях метрах в 200—300) и добиваются, чтобы лайка нашла вторую птицу. Так у лайки вырабатываются вязкость и настойчивость в преследовании улетающих птиц.
Обладая феноменальным слухом, преследующие улетающую птицу лайки легко определяют место ее посадки. Надо помнить, что в этом случае птица бывает уже настороженной и подход к ней на лай собаки (молодые собаки часто не лают, а повизгивают) должен быть совершенно бесшумным, под лай и непременно из-за естественных укрытий — кустов, деревьев и т. п. По шуршанию веток, по одежде, по треску сучка под ногой птицы обнаружат вас раньше, чем вы их, и улетят до выстрела.
Так же осторожно надо подходить, когда собака посадила на деревья и облаивает выводок или одиночную птицу вдалеке от вас. Шум валета поднятой лайкой птицы, а тем более выводка, слышен далеко.
Нахаживание молодой лайки по боровой птице нужно начинать до восхода солнца, пока в лесу не жарко, птицы находятся на кормежке и их легче найти.
На первых порах достаточно нескольких таких удачных выходов и молодая лайка поймет свое назначение в лесу. На последующих охотах по боровой дичи нужно лишь систематически совершенствовать ее мастерство.
В процессе нахаживания лайки, да и после, ни в коем случае не следует стрелять в ее присутствии ворон, сорок, соек и других хищников, иначе собака сочтет их за объект охоты и тоже станет облаивать.
Так в основном проходят охоты с лайкой в крупном лесу, где от нее требуется посадка и облаивание птицы.
Иначе обстоит дело при охоте по тетеревам «на подъем» в мелколесье, возле хлебных полей или в укосных лесных угодьях с кустарниками, где деревьев нет и поднятые лайкой тетерева улетают в крупный лес. Здесь от лайки требуется абсолютное послушание — позывистость и полнейший контакт в работе с хозяином. Так же, как и в крупном лесу, попав на наброды птиц, лайка стелющимся и красивым «звериным» поскоком начинает быстро искать. Молодую и тем более горячую собаку надо командами и ласками — всем, кроме грубости — сдерживать и не отпускать от себя за пределы верного ружейного выстрела, т. е. далее 35—40 м, иначе она разгонит тетеревов до вашего приближения. Всякое же наказание лайки после этого бесполезно, она не поймет, за что ее наказали.
Преследуя выводок в траве и причуяв его в непосредственной близости, лайка прекращает бег, припадает к земле и осторожно крадется к кусту с выводком; непосредственно перед броском на птиц она обязательно остановится. Этого времени вполне достаточно, чтобы приготовиться к верному выстрелу. Именно такой стиль работы и нужно привить собаке с первых же охот в мелколесье. Лайки быстро это усваивают и начинают работать в контакте с владельцем, применяясь к характеру и условиям охоты. Опытные лайки, бывает, в таких местах обходят выводок с противоположной стороны и выгоняют его прямо на охотника.
Во всех случаях — будь то охота на белку, по водоплавающей дичи, на тетеревов в крупном лесу или мелколесье — лайку всегда нужно пускать против ветра: это облегчает розыск ею дичи, делает охоту добычливее и несравненно интереснее. Молодые лайки это также быстро усваивают и мастерски начинают пользоваться воздушными течениями. Кому из старых охотников не приходилось любоваться, как их остроухий друг, подхватив на ветру запах птицы или белки, устремляется к ним, как по нитке! Эти моменты бывают настолько красивы и волнующи, что мы часто забываем тогда о ружье. Однако следует помнить, что лайки очень обидчивы, не терпят промахов и после нескольких неудачных выстрелов нередко приходят в крайнее раздражение, перестают правильно работать и, возбужденные стрельбой, начинают гоняться за тетеревами вне выстрела, не обращая внимания на команды, крики и проклятия охотника; бывает, они совсем перестают работать.
По тетеревам и рябчикам успешная охота с лайкой длите до середины сентября. Позднее они уже не выдерживают облаивания и снимаются задолго до подхода охотника. На глухаря же — в областях, где отстрел этих редких птиц разрешен – охота продолжается еще долго.
Глухари в это время держатся в глухих, редко посещаемых человеком заболоченных борах с засасывающими сапоги мхами, высокой болотной травой, затрудняющими ходьбу кочками, густыми зарослями камыша, высокими кустами голубики и черники. Особенно же тяжело, когда, не зная местности, попадаешь в старые лесные завалы: там трудно передвигаться и охотнику, и собаке. Физически слабосильные и особенно поджиревшие городские лайки хорошо работают два, максимум три дня, потом они буквально валятся с ног, не дают взяться за натруженные подушки лап, нуждаются в основательном отдыхе; однако впоследствии они обретают нужную форму и работают как следует.
Несмотря на все трудности, охота на глухарей с лайкой затягивает и увлекает настолько, что человек на ней как бы перерождается. Вот только что еле брел, переступая по корням деревьев, боясь оступиться и оказаться по колено в торфяной жиже, как вдруг бегущая впереди лайка насторожилась, потянула воздух и на махах ушла в сосновый бор с густым ковром голубики и черники. В 150—200 м слышен тяжелый взлет, хлопанье сильных крыльев. Это взлетели кормившиеся на земле глухари. Раздался звонкий, размеренный лай собаки, и куда девалась усталость! Захваченный азартом охоты, торопишься на зов друга. Под сосной — весь внимание — задрав морду, лает дружок на крону дерева. И там, на толстом суку у ствола, сидит, вытянув вниз голову, он, глухарь. Взволнованно, слыша лишь биение собственного сердца, не спуская глаз с птицы, крадучись, двигаешься к сосне. Передвинут предохранила ружья; кажется, уже можно и стрелять… нет, еще три— четыре шага: ведь сидит крепко, головой к собаке, поглощенный ее лаем… Дружок нетерпеливо перебирает лапами, хочет показать птицу — лает. Ну, хватит! Стреляю крупной дробью, и тяжелая птица падает в мох. Дружок получает лапу глухаря.
Такова охота на глухарей в глуши боров, далеко от людских поселений.
На сегодня хватит, солнца уже высоко. От нагретого солнцем болотного воздуха, от съеденных ягод голубики-пьяники кружится голове… Какими же бесконечно длинными кажутся 5—6 километров по мшистым визиркам болотистого леса! Но вот и наша лесная избушка. Снимаем для просушки мокрую от росы и пота одежду; сидим в одних трусах, так как комаров уже нет. Дрова заготовлены заранее, и вскоре мы с товарищем потягиваем, обжигаясь, крепкий чай с черникой. Не беда, что нет кружек, в выжженных на костре консервных банках чай кажется еще душистее и вкуснее! Затем крепкий сон, обед и вечером зорька неподалеку от избушки — по тетеревам за очень рыбной речкой Чивицей. Там товарищ сбивает влёт поднятого собаками старого черныша…
Надо сказать, что охота с лайкой по боровой птице никогда е бывает столь добычливой, как с хорошей подружейной собакой, с которой легко выбить поочередно всех птиц выводка. С лайкой же, будь то в крупном лесу или в мелколесье, удается взять из выводка одну, реже двух птиц, остальные улетают. Поэтому все утверждения, будто лайки ловят в лесу все живое, объясняются либо незнанием охоты с лайкой, либо абсурдной предвзятостью. Воспитанная лайка поймает и принесет вам подранка или подаст битого тетерева, не сронив с них ни перышка, рвут и даже пожирают дичь только плохо нахоженные лайки, либо голодные беспородные ублюдки и пастушьи собаки.
Много волнующих моментов и эстетического удовлетворения доставляет охота с хорошей лайкой по уткам. К этой охоте лайку, как и к охоте на боровую дичь, готовят уже с 9—10-тимесячного возраста, хотя именно к работе на воде подготовку следовало бы начинать позже, не раньше полутора лет, когда лайка окрепнет и взматереет.
Охота на уток требует от собаки большой физической силы и натренированности. Работая вплавь, в непролазных камышах, осоке, плавающих водорослях, преодолевая поваленные деревья, коряги и т. п., азартная лайка напрягает все силы. Жадный охотник злоупотребляет этим, не жалея друга. Чрезмерная физическая перегрузка собаки нередко приводит к расширению ее сердца, снижает впоследствии ее быстроходность и нестомчивость при работе в лесу.
Нахаживание лаек по утке несложно. Кроме силы, на этой работе от нее требуются хорошее чутье и послушание. Условимся, что лайка заранее приучена к воде, любит купаться, плавать, доставать и выносить из воды заброшенные владельцем предметы. После этого начинается курс специальной подготовки.
Выбрав озеро или протоку с заросшими осокой берегами, но с чистым зеркалом, молодую лайку подводят к воде на поводке с подветренной стороны. Прихватив запах уток, собака сильно потянет к воде. Тогда ее нужно усадить, обласкать и успокоить, а потом, подойдя ближе к озеру, спустить с поводка, обязательно сняв ошейник. Идя против ветра, лайке командуют «ищи, ищи», но не отпускают ее дальше дистанции выстрела. Она скоро к этому привыкнет и будет работать в содружестве с охотником.
Причуяв или услышав уток, затаившихся в прибрежных зарослях, лайка на прыжках идет в воду, преследует их и либо поднимает на крыло, либо выгоняет их на чистую воду. Если эта учеба ведется в период охоты, не нужно пропускать случая застрелить утку на глазах лайки: ведь задача состоит в том, чтобы научить собаку найти упавшую птицу и вынести ее к ногам стрелка, но отнюдь не на противоположный берег. Несколько таких уроков — и лайка готова к практической охоте. Ласковым обращением нужно добиться, чтобы собака обыскивала все характерные для уток места, а хозяин ее шел бы по сухому берегу, но не наоборот.
Для скорейшей притравки молодых лаек по утке нередко применяют подсадных уток. Московское общество охотников, например, ежегодно выделяет секции лаек 10—15 отбракованных селезней. С подрезанными маховыми перьями и связанными лапками их по одному выпускают на глазах у лаек в водоем. В этих случаях лайки быстро приучаются плавать, находить уток в осоке, ловить их и выносить к ногам владельца, не повредив самой птицы. Кроме того, это исключает необходимость ездить и искать водоемы с дикими утками и тревожить их до открытия охоты.
Охотясь по уткам с лайкой, охотник может выполнить норму, сбив не больше разрешенного к отстрелу числа птиц, так как его помощница достанет подранка или битую птицу из любой крепи, куда сам охотник пробраться не смог бы. Уже одно это обеспечивает при охоте с лайкой разумное, бережное отношение к запасам водоплавающей дичи.
Надо предупредить охотников, что далеко не каждая лайка сразу охотно идет в воду. Некоторые воды не любят, их нужно приучать к ней очень осторожно, но настойчиво. Заинтересовав лайку каким-либо предметом, забрасывают его сначала возле берега, чтобы собака могла его легко достать. Постепенно расстояние увеличивают, и лайка незаметно для себя привыкает апортировать — выносить предмет на берег. Безусловно, лучшим «учебным пособием» в таком случае будет битая или живая (подсадная) утка. Приучая к воде, собаку ни в коем случае нельзя толкать или сбрасывать в воду насильно: этим очень легко собаку испортить, навсегда отучить ее от охоты на уток.
При умелом нахаживании лайки хорошо работают по барсуку, еноту, хорю, ласке и горностаю, выдре и норке. Но об этих охотах необходим особый разговор.

П. Беляев, эксперт всесоюзной категории
“Охота и охотничье хозяйство” №6 – 1968