Притравка лаек по медведю. – Беляев П.

Во многих областях Российской Федерации из года в год проводится притравка охотничьих лаек по подсадному (привязанному) медведю. Но не везде притравку проводят умело. В Перми, например, на притравках молодых лаек владельцу не разрешали трогать сидящего зверя, предоставляя это молодой и еще не знакомой с медведем собаке. Такая притравка не дает нужного эффекта при обучении начинающей медвежатницы.
Главная цель притравки — выявление и развитие у собаки врожденных зверовых качеств; они совершенно необходимы для успешной охоты на медведя.
Однако было бы ошибкой считать, что даже после самых прилежных и тщательных притравок работать по медведю будет любая лайка: собаки с врожденными зверовыми качествами, по-настоящему работающие по медведю, лосю и кабану, встречаются не так уж часто. Многие лайки не реагируют на медведя должным образом, трусливо жмутся к ногам охотника.
Почему же далеко не каждая лайка идет за медведем?
Старые знатоки лаек — Ф.Ф. Крестников, К.В. Груздев, И.И. Вахрушев, М.Г. Волков и другие — подразделяли лаек (по охоте на крупного зверя) на три группы. К первой они относили так называемых «бойцовых» лаек, которые, смело и злобно облаивая зверя, наседали на него, вольно хватали по месту (за гачи), крутили зверя, не давая ему возможности уйти, вынуждали зверя садиться спиной к дереву или колодине, задерживали его злобным лаем и атаками до подхода охотника.
Ко второй группе относили так называемых «берложниц». Эти лайки смело облаивали медведя в непосредственной близости, но хваток ему не давали. Таких лаек, обладавших острым чутьем, использовали для отыскивания берлог. Смело и напористо лая (иной раз прямо в самое чело), они быстро поднимали медведя из берлоги, раненого зверя задерживали до подхода охотника.
В процессе притравки молодых лаек приходилось встречаться с собаками, которые после нескольких уроков переходили из второй группы в первую — становились злобными, смелыми и начинали делать зверю болевые хватки.
К третьей группе относили лаек, непригодных к медвежьим охотам. Они при первом же запахе следа медведя поджимали хвосты и убегали.
Практика подсказывает, что следовало бы выделить и четвертую группу лаек, к счастью весьма немногочисленную, приближающихся к травильным собакам, или, как их еще называют охотники, — «смертников». Эти лайки обладают настолько сильной и безрассудной злобой к зверю, будь то медведь, лось или кабан, что бросаются на них как придется — спереди, сбоку и т. д. Такие лайки нередко на первой же охоте погибают от ударов медвежьей лапы, клыков кабана-секача или копыта лося. В «мирной обстановке» они столь же рьяно рвут и домашних животных.
Для притравки лаек нужен медведь средней величины (весом не менее 80 килограммов), хорошо натренированный, быстрый и ловкий, не засидевшийся в клетке. У зверя должен быть хозяин — человек, который его кормит и ухаживает за ним; ему медведь дол­жен подчиняться, позволять снимать и надевать ошейник (при клеточном содержании), свободно и спокойно ходить с этим человеком на прогулки.
Выбрав для притравки удаленную от жилья поляну метров сорок в поперечнике, на ней привязывают за крепкие деревья гибкий трос диаметром 8—9 миллиметров и длиной 25—30 метров. На концах — в 4—5 метрах от деревьев — трос имеет винтовые стяжки — тальрепы; они натягивают трос м служат ограничителями для скользящего по нему блока или кольца, не позволяют медведю залезть от собак на дерево. Не больше как за полчаса до начала притравок медведя выводят на притравочную площадку и привязывают цепью к блоку или кольцу. На площадку медведя ведут чистыми местами, где хорошо видно, как собака будет реагировать на его след. Собаки не должны видеть медведя; их привязывают далеко от площадки. В процессе притравок медведя несколько раз переводят с одной площадки на другую опять-таки с целью дать свежий след. Но если имеется только одна площадка, то медведя после тренировки каждых пяти собак надо водить вокруг площадки кругами и зигзагами, чтобы он оставлял каждый раз свежие следы. Все это необходимо, чтобы приучить лаек к следу зверя и оценить их отношение к нему.
Напуск собаки проводят только по следу. Перед началом притравки всех посторонних с площадки удаляют за пределы, обозначенные флажками. С медведем остается его хозяин-поводырь и проводящий притравку тренер. Последний обязан занять позицию, с которой хорошо будут видны напуск собаки и ее отношение к следу. С момента напуске тренер тщательно изучает работу собаки, выявляет ее качества как медвежатницы, корректирует поведение владельца лайки, дает свое заключение о пригодности собаки к медвежьей охоте.
Среди молодых встречаются и такие лайки, которые, напав на след медведя, ощетиниваются и идут по нему, но, увидев зверя, останавливаются, а если тот двинется навстречу, то и убегают. Однако при повторных напусках с бывалой лайкой, они начинают облаивать зверя, а потом даже делают хватки, Такую собаку нужно поводить около медведя на поводке, притравливая ее и ободряя при каждой попытке броситься на зверя.
«Миролюбиво» сидящего медведя почти все лайки облаивают, но, как правило, хваток не дают. Кстати, то же наблюдается и на практической охоте, когда медведь прижат к колодине или дереву; собаки его тогда атакуют, злобно облаивают, не вступая, однако, в драку, но в то же время и не дают ему возможности убежать.
Для того чтобы быстрее научить молодую лайку делать хватки, сделать ее не только злобной, но и предельно смелой, к ошейнику медведя, кроме блочной цепи, привязывают тонкую, но крепкую веревку длиной в 9—10 метров; когда сидящий медведь отмахивается от собаки, ее владелец берет свободный конец веревки и тянет медведя по ходу троса. Зверь неизбежно приходит в возбуждение и, как бы забыв о собаке, бросается за назойливым человеком. Лайка же, увидев вмешательство и помощь ведущего, в также угрожающую ему опасность, смелеет, бросается за медведем и делает болевые хватки по месту, отвлекая тем самым зверя на себя. Медведь, как правило, молниеносно переключается на собаку, стараясь ее поймать. Этот момент нельзя пропустить, голосом и движениями всячески поощряя осмелевшую, возбужденную лайку на очередные хватки. Однако следует знать и погнить, что этот прием опасен тем, что можно легко самому очутиться под медведем, поэтому делать это нужно с расчетом, чтобы вовремя отскочить за пределы досягаемости зверя.
Очень полезно подпускать начинающую лайку с опытной собакой. Тогда, да еще при помощи хозяина, собаки хорошо взаимодействуют, крутят зверя, молодые смелеют и быстрее начинают хватать — кусать медведя по месту.
Без вмешательства и помощи владельца начинающей лайке скоро надоест облаивать сидящего медведя и она прекращает полайку. Следовательно, не будут выявлены и развиты ее охотничьи качества медвежатницы, т.е. желаемая цель не будет достигнута. Но если у лайки нет врожденной страсти к медведю, она, как бы ни старались ее хозяин и другая четвероногая напарнице, не только не будет делать хваток, а станет облаивать медведя трусливо, как бы нехотя, с дальней дистанции, то и дело пытаясь убежать. На такую лайку нет смысла тратить время, силы и средства; она пригодна только для охоты по «мелочи» и птице.
Активно работающую на притравках лайку, чтобы не «перетравить» ее, нужно отзывать и уводить от медведя, едва станет заметно, что она начинает уставать. Обычно 10 минут интенсивной, напряженной работы по медведю собаке бывает вполне достаточно.
Притравки и испытания лаек по привязанному медведю считаются упрощенной школой. Более совершенны притравки и испытания по медведю, свободно пущенному с колодиной на шее, или когда передняя лапа зверя зажата в медвежий капкан с привязанной к нему тяжелой деревянной чуркой. В этих случаях притравить лайку по медведю удается гораздо быстрее. Для закрепления в лайках злобы и смелости медведя стреляют по крестцу, отбивая ему зад. На смертельно раненного зверя собаки наседают особенно неистово, смело вступают с ним в бой. Затем на глазах у лаек убитого медведя свежуют, награждая собак добрыми порциями крови и медвежатины. Однако применение этих наиболее результативных способов притравки по материальным и другим соображениям возможно далеко не везде и не всегда.

Беляев П., судья-эксперт всероссийской категории
“Охота и охотничье хозяйство” №11 – 1966