Работа лайки по белке. – Войлочников А.

Мне довелось наблюдать работу многих лаек не только на полевых испытаниях, но и на промысле в ряде районов, а также охотиться в этих районах как с породными лайками, которых я выращивал, воспитывал и натаскивал, так и с местными, принадлежащими охотникам-промысловикам.
Основной целью, стоящей перед охотником на промысле белки, является добыча возможно большего количества зверьков с возможно меньшей затратой времени. Поэтому требования охотников-промысловиков к работе своих собак бывают весьма жесткими. В связи с этим, чтобы иметь представление о целесообразной и желательной работе лайки, по-видимому, нужно рассмотреть проявление ею свойств и элементов работы, изложенных в действующих правилах испытаний по белке, в соответствии с требованиями охотников-промысловиков, предъявляемыми к работе своих собак.
Чутье. Это природное свойство собаки, под которым у лаек подразумевают способность при помощи обоняния, слуха и зрения найти и преследовать зверя или птицу. Трудно сказать, какой из этих элементов чутья наиболее важен в работе лайки. Многое зависит от того, на какой вид зверя ведется охота. Мне приходилось встречать собак, полностью потерявших слух, но довольно хорошо работавших по кунице и соболю. Лайки с посредственным обонянием и слухом, но с острым зрением и отличной реакцией хорошо работают по колонку, норке и горностаю.
Для успешной работы бельчатницам нужно иметь достаточно хорошо развитые обоняние, слух и зрение, хотя степень их остроты и использования бывают чрезвычайно различны у разных лаек. При поиске белок одни из них пользуются преимущественно обонянием, другие слухом. Зрение служит лайке в основном для точной фиксации уже обнаруженного или уходящего верхом зверька, хотя в отдельных случаях лайки находят зверька и «на глазок».
Здесь хочу привести случай, который показывает, насколько поразительной бывает острота слуха у лаек.
Осенью 1956г. мне довелось охотиться в Архангельской области. Был тихий, безветренный день. После полудня мы с товарищем расположились на валежине перекусить, и в этот момент к нам подошла моя Рада. Присев рядом, она внимательно смотрела на нас и ждала своей порции. Но вдруг, насторожив уши, она повернула голову, встала и через несколько секунд рысцой направилась в ту сторону, которую прослушивала. Вскоре послышался ее лай. Ради интереса я решил промерить шагами расстояние, на котором собака услышала зверька. Идя прямо на ее голос по среднесомкнутому бору-зеленомошнику, я насчитал 136 шагов. Неизвестно, что услышала собака — то ли царапанье когтей белки по стволу дерева, то ли звуки разгрызаемой ею шишки, то ли еще что. Из ее поведения было ясно лишь то, что она нашла белку при помощи слуха, а не при помощи обоняния.
Остроту чутья лайки (выдающееся, очень хорошее, хорошее, удовлетворительное) оценить трудно. Даже опытный охотник, находясь с новой для него собакой неделю, а то и больше на охоте, не всегда может определить, насколько хорошее у нее чутье. И, конечно, это обычно невозможно сделать эксперту за час работы лайки на полевых испытаниях. Существующее мнение, что чем больше белок найдет лайка за час работы, тем лучше у нее чутье, в какой- то мере справедливо (если не учитывать характера и склонностей собаки) лишь для сравнительной оценки чутья испытываемых собак, работающих в равных условиях. Однако как критерий оценки степени чутья лайки, показатель количества белок, найденных в течение часа, без учета ряда других факторов, не пригоден.
Поэтому лайки, получившие на полевых испытаниях дипломы высоких степеней, далеко не всегда бывают действительно хорошими работницами. Вот, например, что сообщает А. Головко («Охота и охотничье хозяйство», №8, 1965): «Моя Ласка имеет по белке два диплома — II и III степени, а вот для промысла не годится; за день охоты находит всего 3—4 белки, тогда как с другими собаками добывают за это время 10—12 зверьков». Мне также приходилось встречать лаек, имевших дипломы высоких степеней, но плохих работниц.
Судить о том, насколько хорошее чутье имеет лайка, можно лишь тогда, когда неоднократно приходится наблюдать за ее работой в тяжелых условиях. Если она точно облаивает белку, когда «шебарко» (шумно), в дождь, ветер, в мороз около 20° и в других подобных условиях, то у такой собаки должно быть хорошее чутье.
Вот весьма характерный пример. В октябре 1953 г. я был на промысле в Приозерном районе Архангельской области вместе с охотником Ф. Пилицыным и его лайкой Шейкой. Она работала уже третью осень, отличалась быстрым ходом и точно облаивала белок. При современных требованиях на испытаниях Шейка легко прошла бы на диплом I степени. В первые дни охоты мы добывали из-под нее за день по 10—12 зверьков. В конце октября ударили морозы и сырой мох в бору, где держалась белка, промерз. Стало «шебарко». Находящуюся в поиске собаку не только зверь, но и мы слышали за 100—150 м. Шейка лаяла за день по 20 раз, но мы находили и добывали от 1 до 3 зверьков, хотя тщательно проверяли места полаек. За неделю такой охоты мы добыли всего 15 белок. В эти же дни и в этих же угодьях сосед Ф. Пилицына, охотник В. Шишкин со своей Жучкой, которая была выдающейся рабочей собакой, добыл 50 белок и 2 куницы. Как только выпал снег и стала мягче тропа, Шейка вновь начала точно облаивать зверьков, а наша дневная добыча стала примерно такой же, как у В. Шишкина.
Чутье у лайки невозможно улучшить, хотя умение пользоваться им развивается и совершенствуется у собаки в результате опыта, получаемого на охоте. Вместе с тем кормление горячей пищей или пищей с острыми приправами, содержание в сараях, где хранятся сильно пахнущие вещества, побои, особенно по голове, приводят к ухудшению чутья лайки.
Чутье — важнейшее свойство лайки. Не менее 70—80% результативности ее работы зависит от чутья.
Быстрота поиска в основном зависит от типа конституции и темперамента собаки. На продуктивность работы быстрота поиска лайки обычно не оказывает существенного влияния. Мне приходилось видеть немало собак, которые обыскивали угодья на быстром галопе, но по количеству находимых ими белок значительно уступали собакам, поиск у которых был рысью и даже рысцой.
Для серьезной охоты на белку от лайки требуется не столько быстрый поиск, сколько нестомчивость и выносливость. На быстром аллюре нередко работают очень легкие, беднокостные, со слабой мускулатурой, а также узкогрудые собаки. Однако они не пригодны для промысла белки, так как быстро теряют силы и обычно через один-два дня охоты им требуется длительный отдых.
Правильность поиска. Правильным обычно считают такой поиск, когда лайка на кругах, а также делая петли и полупетли, обыскивает полосу угодий по обе стороны хода охотника, держась насколько впереди него. Порочным считают прямолинейный поиск, за что правилами полевых испытаний предусмотрена наибольшая скидка баллов, с чем я не могу полностью согласиться, так как многое зависит от способностей собаки. До сих пор отчетливо помню работу восточносибирской лайки Минки, с которой охотился в 1954 г. в Чунском районе Иркутской области. Она обычно легкой рысцой бежала в 60—100 м впереди меня либо по просеке, либо по тропе, время от времени вдруг останавливалась на мгновенье, а затем бросалась в сторону и вскоре слышался ее лай. Она ни разу не сделала пустой полайки. Если вскоре другие охотники проходили нашим следом, то их лайки редко находили здесь белок. С Минкой я добыл столько же белок, сколько добыли два местных охотника, охотившиеся в этих же угодьях с тремя собаками, у которых была кольцевая манера поиска.
Явно порочной манерой поиска следует считать такую, когда лайка совершенно не придерживается хода охотника. Охотясь одно время с такой собакой, я никогда не мог попасть с нею в намечаемое урочище и часто возвращался в зимовье в темноте, чего избегают и опытные охотники. К недостаткам следует отнести также поиск, когда лайка очень редко «проверяет» своего хозяина и когда она несколько отстает и ищет сзади, хотя и по обе стороны хода охотника. При нахождении ею белки охотнику приходится возвращаться назад.
Чтобы у лайки была правильная манера поиска, нужно с возраста 4—5 месяцев брать ее на прогулки в лес. В этом возрасте собака энергична, любопытна, интересуется всем и отбегает в сторону, стремится быть впереди хозяина и не потерять его. Не следует во время таких прогулок ходить по лесным дорогам и тропам.
Голос — одно из важных свойств лайки. Наиболее желателен высокий, звонкий и сильный голос. Лайку с хриплым, сиплым или слабым голосом при сильной кухте и в ветер не слышно иногда за 150—200 м. К сожалению, в последние годы у очень многих лаек заводского разведения встречаются хриплые и сиплые голоса.
Улучшить голос лайки нельзя, а испортить можно. Последнее обычно бывает тогда, когда собака с детства не приучена быть одна. При выездах на охоту, попадая вместе с хозяином в незнакомое место и оставаясь на привязи одна, она начинает лаять. Иногда лает часами, в результате чего голос срывается и становится хриплым и сиплым.
Характер облаивания. Не только от точности облаивания, но и от того, какова манера облаивания белки собакой, зависит затрата времени на добычу зверька, то есть производительность труда охотника. На этот элемент работы лайки охотник-промысловик обращает больше внимания, чем на слежку.
Спокойное, без заметного азарта, даже редковатое облаивание не пугает зверька. В таких случаях он нередко сидит открыто и добыча его не составляет труда. При энергичном облаивании белка часто затаивается в верхней части кроны и охотник тратит много времени, чтобы обнаружить ее.
Когда собака облаивает, находясь возле ствола дерева или не переходит на противоположную сторону его при подходе охотника, это — недостаток ее работы. Собака с неважным чутьем при таком размещении во время облаивания может не заметить уходящего верхом зверька. Лайка же с хорошим чутьем зверька не упустит.
Явно порочное облаивание — собака прыгает на дерево, грызет сучья и кору. При этом белка всегда сильно затаивается, а нередко уходит на другие деревья незамеченной. Такая манера работы бывает обычно у сильно возбудимых собак. От этого порока взрослую собаку невозможно отучить. При охотнике она не станет грызть сучья, но будет делать это до его подхода.
Чтобы избежать недостатков и пороков в работе лайки при облаивании белки, нужно быть очень внимательным во время натаски молодой собаки. Не нужно, например, влезать на дерево, чтобы выпугнуть затаившегося зверька. Не нужно также подзывать собаку к дереву, постукивать его ладонью и притравливать: «Тут, тут, ищи».
Слежка. При слежке уходящего верхом зверька у лайки в основном проверяется чутье. Некоторое значение имеет и опыт собаки. Однако, как бы ни была она опытна, если у нее плохое чутье, она может легко потерять белку, идущую грядой.
Проверка слежки у лайки во многом зависит от зверька. В некоторых случаях, согнанная с одного дерева, белка сразу же затаивается на соседнем и ее почти невозможно больше выпугнуть. В других, стоит чуть толкнуть дерево, как зверек проходит 100—200 м без остановки. Лайка легко следит за белкой, идущей верхом длительный отрезок пути, даже в густых темнохвойных лесах. Если же зверек часто меняет направление своего хода и при этом неожиданно затаивается, то его нередко теряют и опытные собаки с хорошим чутьем, особенно в сильно захламленных колодником горных лесах.
Вязкость, или настойчивость, с которой собака разыскивает и облаивает найденного зверька, является одним из важных свойств лайки. Хорошая вязкость бывает у лаек, не покидающих без команды найденную белку даже в тех случаях, когда они слышат голос другой собаки, с которой охотится охотник, а также его выстрелы во время добычи зверька из-под второй собаки.
Чтобы у лайки была хорошая вязкость, ее нужно натаскивать одну и всегда стремиться добыть найденного ею зверька. Когда у собаки выработается хорошая вязкость, ее можно будет отзывать от найденной белки, если зверька либо трудно, либо не нужно добывать.
Опытные лайки, имеющие хорошую вязкость, нередко очень легко отзываются от места облаивания по команде хозяина и не возвращаются к этому месту. Поэтому определить истинную вязкость лайки на полевых испытаниях бывает не всегда возможным.
Отношение к убитому зверьку или птице. Правилами испытаний предусмотрено, чтобы собака, прикусив (иногда пишут «мягким прикусом») зверька и не повредив шкурку, без команды положила его на землю. Если же она мнет, утаскивает и тем более поедает белку, то такой лайке не только снижается степень диплома» но он даже может и не присуждаться.
«Вежливое» отношение к убитому зверьку не является каким-то особым свойством лайки, а бывает следствием ее воспитания и обучения. Даже собака с возбудимым характером, если она хорошо обучена, никогда не утащит и не съест отстрелянную белку, а бросит схваченного зверька на землю по первому приказанию хозяина.
Мне никогда не приходилось видеть, чтобы упавшего зверька собака схватывала «мягким прикусом». Даже кратковременная хватка собаки зубами за тушку отстрелянной белки, как правило, приводит к образованию плешин на меховом покрове шкурки, что резко сни­жает ее стоимость. Поэтому большинство охотников-промысловиков не разрешают своим лайкам хватать белок, упавших после выстрела, и сурово наказывают их, если они это делают.
От охотника многое зависит. Но не меньшее, а, пожалуй, большее значение имеют способности и наклонности лайки. В промысловых районах среди местных лаек нередко встречаются такие, которых никто не обучает, но, попав на промысел, они очень быстро начинают прекрасно работать по белке. Лайки с хорошим чутьем, но со склонностью к работе по «красному» зверю редко бывают хорошими бельчатницами. Среди лаек Восточной Сибири немало встречается таких, которые в молодом возрасте работают хорошо по белке, а позже перестают обращать на нее внимание.
Поэтому, приступая к обучению своей собаки, охотник должен учитывать не только ее чутье, но и наклонности и сообразительность. Умная лайка не только быстро усваивает то, что от нее требует хозяин, но во время работы по белке нередко и сама, без обучения, поступает наиболее целесообразно.

Войлочников А.
“Охота и охотничье хозяйство” №10 – 1974