Работа лайки по бобру. – Голодушко Б., Самусенко Э., Мочалов С.

В настоящее время в СССР обитает около 125—130 тысяч бобров. Во многих районах их плотность достигла высокого уровня и нуждается в регулировании. Например, в Белоруссии насчитывается 25—30 тыс. бобров и численность их стабилизировалась, а местами снижается из-за недостатка кормовой базы.
В 1948—1965гг. в Белоруссии было отловлено для расселения почти 5 тыс. бобров, а с 1963г. промысловые бригады добыли еще около 6 тыс. этих животных. Разработан эффективный белорусский способ отлова, отличающийся высокой производительностью, сохраненном жилищ бобров и наиболее ценных в пламенном отношении особей (молодняка и черных бобров). При этом способе отлова бригада, состоящая обычно из трех-четырех человек, добывает в среднем за сутки 1,9 бобра (от 0,5 до 3,6), в то время как отлов другими способами дает в среднем на бригаду за сутки. 0,7 бобра в Воронежском заповеднике и 0,5 бобра в Кировской области.
Несмотря на эффективность белорусского способа отлова, в республике ежегодно изымалось не более 3% поголовья бобров (максимум 6—8% в бассейне Сожа). Поскольку этот показатель в целях предотвращения деградации бобровых популяций необходимо довести до 10%, а в отдельных местах (с истощенной кормовой базой, зонах затопления строящихся водохранилищ и торфопредприятий) добиться поголовного отлова, требуется дальнейшее совершенствование методов отлова.
Успех отлова зависит от опыта ловцов и рабочих качеств собак, но ни увеличение количества бригад и опытных ловцов, ни улучшение технологии и технической оснащенности не способны решить задачу баз обеспечения промысла «бобровыми» собаками. Опыт промысла бобров в Белоруссии показывает, что бригады, не имеющие специально натасканных собак, как правило, не выполняют плана отлова.
Количество работающих по бобру собак не превышает десятка. По мере гибели их охотники используют молодых собак, в основном беспородных, которые более чем на 90% не становятся рабочими. Из породных собак при отлове бобра используются лайки и гончие. Например, русская гончая Патрон П. В. Левкова показала исключительно чистую работу по бобру. Прихватывая его запах более чем за 50 метров, она осторожно подходила к его местообитанию, замедляя ход по мере приближения, и, наконец, останавливалась, иногда поджав лапу. Но это исключительный, не характерный для гончей случай, который еще не дает оснований считать эту группу пород перспективной по бобру.
Отношение лаек к бобру и их работу по этому зверю мы наблюдали на примере карело-финской лайки Тайги Г. Самусенко, русско-европейской лайки Чука (линия Путика 65/ л) Б.З. Голодушко, западносибирской лайки Тунки С. И. Мочалова и многих других. Хотя большинство наблюдаемых лаек специально не натаскивались по бобру, все они проявляли повышенный интерес к нему, причуивая его по ветру за 200 метров, обнюхивали свежие следы и жилища, иногда пытались разрывать норы и облаивать находящихся в них зверьков. Например, Тунка причуивала бобров более чем за 1000 метров в стороне от берега на пойменных старицах, азартно, с голосом шла в провалы нор и энергично преследовала бобров, плавая за ними в воде и доводя их до изнеможения. В результате те иногда выходили на берег.
Несмотря на разнообразие характера работы лаек, у всех их в той или иной степени имелись элементы работы, необходимые для успешного отлова бобров. В сочетании с легкостью дрессировки лаек и их породными особенностями это позволяет считать их наиболее перспективными «бобровыми» собаками. Не исключена, конечно, возможность использования и некоторых других пород, например терьеров, но ориентация на лаек более реальна в связи с многочисленностью. В пользу лаек свидетельствует начало их применения при отлове бобров РСФСР, а также успешное использование на промысле ондатры в Якутии. Вследствие эффективного промысла с лайкой ондатры, близкой по экологии к бобру, на эту группу пород значительно возрос спрос в Казахстане.
Для характеристики направления работ по воспитанию «бобровых» собак приведем описание идеально работающей собаки с учетом особенностей белорусского способа отлова бобров.
Ловец с живоловушками (ловками) бесшумно плывет на лодке вдоль берега вниз по течению. Двое других обследуют берег с собаками. Собака ведет поиск впереди ведущего в пределах видимости, обычно до 30 метров, а в крепях — ближе. Поиск энергичный, с внимательным обследованием типичных бобровых мест не далее 20 метров от берега. Учуяв бобра, собака показывает его присутствие потяжкой, вилянием хвоста и другими способами, неторопливо подводит ловца к местонахождению бобра, где делает остановку и по команде ведущего ложится или садится. До этого времени работа лайки практически не отличается от ее поиска и потяжки при охоте на тетеревов «на подъеме» или на водоплавающую и болотную дичь на заливном лугу. Новым и очень важным моментом в работе лайки на этом этапе является своевременное выполнение команды «лежать» или «сидеть» и при этом не подавать голоса, чтобы не спугнуть бобров до установки ловков. Однако и этот элемент вполне усваиваем лайками, как, например, при охоте на уток при вечернем перелете, когда дисциплинированная собака, сидя рядом с охотником, предупреждает его о приближении летящей стаи только настораживанием ушей и поворотом головы.
Заметив зафиксированное собакой место, ловец на лодке подплывает к нему, нащупывает веслом ходы бобра и устанавливает в них ловки, после чего дает знак ведущему пускать собаку, которая начинает рыть землю над лежкой бобра и азартно лаять. Обычно этого достаточно, чтобы бобр покинул убежище. Если собака частично повреждает перекрытие убежища, раскопанное отверстие необходимо тщательно заделать для того, чтобы нора могла быть использована другими бобрами.
После попадания бобра в ловок собака должна по резкой команде сесть или лечь, чтобы дать возможность заменить занятый ловок свободным. Слишком азартная собака, не дающая взять себя на поводок и не выполняющая команды, мало пригодна для работы. Повреждения бобровых жилищ нежелательны, но идеальная собака никогда не упустит возможность проверить норы, если на поверхности есть провалы.
После смены ловков работа собаки повторяется до полного облова поселения. Затем собаку направляют в дальнейший поиск. Как при поиске, так и при работе во время отлова бобров от собаки требуются тонкое чутье, безупречное послушание, четкая слежка за невидимым зверем по запаху и слуху, смелое и настойчивое преследование зверя в норе, а по возможности и в воде.
В связи с такими особенностями работы по бобру натаска собаки несколько усложняется, но вполне осуществима в течение одного-двух сезонов. Тунка отлично работала по бобру с семи месяцев, но большинство других собак показывают хорошую работу только на второй год. При натаске собаку водят сначала на поводке длиной 6—8 метров. Когда она, почуяв бобра, начинает рваться с поводка, ее спокойно осаживают и медленно, осторожно подводят к месту, откуда исходит запах зверя, и там останавливают. В конце натаски собака сама останавливается в нужном месте. Отработка поиска аналогична подготовке лайки к охоте на водоплавающую дичь.
Для решения вопроса рационального использования запасов бобров, начиная от точного учета их численности, возможного лишь с помощью подготовленных собак, и кончая научным обоснованием и полным выполнением планов регулирования их поголовья при одновременном сохранении бобровых поселений, необходимо следующее:
— В районах промысла создать гнезда рабочих собак и племенной работой добиться закрепления качеств «бобровой собаки» в Потомстве. Поскольку выполнение такой работы невозможно силами только бригад боброловов, к этому делу следует подключиться кинологическим организациям и заводчикам ведущих кинологических центров.
— Выбрать породы и линии по рабочим и экстерьерным признакам, наиболее подходящим для работы по бобру. По нашему мнению, для этой цели, особенно в Белоруссии, наиболее подходящими являются русско-европейские лайки и западносибирские лайки местного происхождения, менее специализированные по отдельным видам дичи, чем привозные, и поэтому легче поддающиеся новым видам натаски по впервые осваиваемому виду. Перспективны, по-видимому, и карело-финские лайки вследствие сочетания их небольших размеров, что очень важно для успешной работы в норе, с достаточной Выносливостью при работе в водных угодьях.
— Так как в течение краткого периода промысла бобров из-за перегрузки ловцов основной работой за это время успешно натаскать собаку невозможно, должна быть отработана система тренинга собак в другие сроки. Следует разработать правила испытаний лаек по бобру и отвести участки для натаски и испытания рабочих качеств собак. Последнее необходимо не только для выявления «бобровых» собак, но и для стимулирования кинологической работы в целом, которая в Белоруссии оставляет желать лучшего. Возможности для натаски и испытаний собак по бобру имеются во всех приписных охотничьих хозяйствах. Отлов бобров при испытаниях можно не производить. Для этого ловки заменяются сторожками, фиксирующими выход бобра из норы. Испытания лаек по бобру не только позволили бы решить проблему обеспечения промысловых бригад рабочими собаками, но и повысили бы процент классности лаек и увеличили интерес к их разведению вообще.
Исходя из вышеизложенного, мы предлагаем ориентировочную шкалу оценок и примерных скидок при испытаниях лаек по бобру (см. таблицу). Работа проводится в течение часа. Допускается два напуска по 30 минут в разных местах. Работа проводится до выявления всех элементов оценки. При этом условии можно ограничиться работой по одному бобру. Минимальные оценки для присуждения дипломов I, II и III степени составляют по чутью соответственно 26, 24 и 20 баллов, а по характеру облаивания и послушанию — 18, 16 и 14 баллов.

Б. Голодушко, Э. Самусенко, С. Мочалов
“Охота и охотничье хозяйство” №10 – 1975