С лайкой на куницу. – Антушевич Л.

Охотник, пожелавший охотиться с лайкой на куницу, должен хорошо знать повадки и места обитания этого осторожного и быстрого ночного хищника. Охотники-промысловики обычно знают приблизительно места обитания куниц и, как только наступает срок охоты, направляются в заветные места с опытной лайкой. Такие лайки на местах хорошо известны, от них стараются получить щенков и другие охотники, но беда заключается в том, что эти хорошие производители из-за отсутствия надлежащей работы вяжутся вольно. Таким образом, увеличивается мешанина собак и уменьшается количество рабочих лаек. Сложность заключается еще и в том, что не всякая лайка идет за куницей, а тем более единственная лайка городского охотника, довольного уже тем, что его любимица пошла за уткой и начинает интересоваться боровой птицей (где там до далекой куницы!).
Подготовка молодой собаки к ответственной работе по кунице — дело нелегкое, но благодарное. Владелец щенка должен хорошо знать правила содержания и воспитания собак и добиться полного послушания своего питомца. Он должен учитывать, какое важное значение для всей последующей работы молодой собаки имеет первая встреча ее с обитателями леса. Характерное шумное хлопанье крыльями спугнутого глухаря или встревоженное квохтанье поднятой на крыло тетерки нередко служат результатом окончательного выбора «профессии» четвероногим помощником охотника. Поэтому с молодой лайкой лучше не забираться глубоко в лес, где можно встретить и птицу, и зверя, а приучать собаку к лесу, что называется, исподволь. Пусть лучше она занимается на опушке леса погоней за птичками, ловлей бабочек, не встречаясь с объектом охоты. Встреча должна состояться позже и более продуманно.
Когда будет замечено, что «детский» период у щенка прошел, и он уже нередко стал заинтересованно вертеться под деревом и даже что-то вынюхивать в его кроне (возможно, здесь прошла белка), следует переходить к следующему важному и, пожалуй, решающему этапу натаски. Лучше будет, если первое знакомство с куницей состоится при помощи опытной лайки. Образовавшийся к этому времени зимний покров даст возможность по следам проследить работу собак и ход зверька. Практикой установлено, что при неоднократной работе молодой лайки по кунице с опытной собакой она получает достаточный опыт, чтобы на третью осень хорошо работать самостоятельно. Если учесть сложные условия работы по кунице, то срок этот нужно признать нормальным (возможны, конечно, и исключения в пользу особо даровитых лаек). Очень много времени и трудов надо положить на то, чтобы молодая собака хорошо усвоила один из главных элементов работы — слежку. Дело в том, что куница, заслышав напавшую на ее след собаку, не затаивается, а сразу бросается наутек, причем большую часть пути проходит верхом по деревьям. Только хорошее чутье, зрение и слух помогают лайке длительное время по незаметным признакам (посорка, качание ветки, треск сучка) следить за ходом зверька. Еще в давнее время известный охотник-лаечник А. Н. Лялин писал: «Немало трудов и хлопот стоит заполучить этого ценного зверька, за которым иногда приходится ходить два-три дня, прежде чем его убьешь» («Наша охота», 1908 г., книга 4-я).
Но вот после долгих часов преследования куница укрылась или в густой кроне дерева, или в дупле. Удостоверившись в этом по посорке и поведению собак, охотники принимаются за дело. В первом случае зверек становится их легкой добычей (авторы книги «Лайки и охота с ними» А. Т. и С. Д. Войлочниковы рекомендуют охотиться вдвоем даже на белку). Один из охотников срубленной жердью сильно ударяет вдоль дерева, чтобы «вздрогнула» его верхушка и тем самым заставила зверька переместиться или пошевелиться, а другой охотник с ружьем наготове внимательно следит за местом предполагаемого нахождения куницы, и как только она откроется — стреляет по цели. К упавшему с дерева зверьку собака должна относиться «вежливо» и без особых криков и приказаний хозяина отдавать ему добычу. Будет до крайности обидно, если собака сгоряча попортит ценную шкурку зверька, а еще хуже, если утащит его вглубь леса, чтобы расправиться с ним по своему усмотрению.
Вот иллюстрация к этому. Как-то автор данной статьи в зимнюю пору встретил в лесу охотника, который с озабоченным видом спросил, не встречалась ли мне рыжая собака. Я ответил отрицательно. Выругавшись, он поведал, что его собака унесла куда-то убитую им куницу. Я выразил недоумение, и охотник пояснил, что собака не его, а соседа по деревне, и вот, не зная порока собаки, он упустил счастье заполучить ценную добычу.
Одиночке охотиться на куницу несравненно труднее. Ему, что называется, надо «держать ушки на макушке» при описанной выше ситуации. Он не всегда вовремя может заметить быстрое перемещение зверька на дереве, да и бегство его замечает после того, как об этом заявит удаляющийся лай опытной собаки. Погоня возобновляется до новой остановки, а там может повториться старая история. Некоторые охотники при первой же остановке куницы стараются ее стронуть с места при помощи мелкокалиберной винтовки, а чаще стреляют по предполагаемому месту затаивания зверька из двустволки с расчетом, чтобы второй выстрел направить на показавшуюся цель.
Охотник, пожелавший натаскать свою собаку на этого зверька без посторонней помощи, должен обладать опытом, хорошей закалкой и настойчивостью. Мало найти в тайге по пороше след куницы (хотя и эта задача не из легких), необходимо умело проследить ход зверька, как по низу, так и по деревьям и, наконец, добраться до самого зверька и показать его собаке. Это может выполнить не каждый охотник. Поэтому будет целесообразно натаскивать молодую собаку на куницу при помощи уже опытной в этом деле лайки.
А как поступать, когда преследуемая куница забралась в дупло дерева? Как- то в начале зимы мы с братом попали в чум ненца Валентина Горбунова, постоянно проживающего на озере Кельда — в 60 километрах от тракта Архангельск— Холмогоры. Нашей целью была рыбная ловля, которой славилось озеро, и попутно охота: вокруг озера водилась боровая птица. Наш гостеприимный хозяин имел семь собак, помогавших ему пасти оленей и охотиться (что не помешало медведю в один злополучный день во время отлучки хозяина в город задрать сем оленей). Среди разномастных собак выделялась белая Лифка — весьма типичная лайка, хорошо сложенная, с замечательной подвижностью. Хозяин расхваливал ее как опытную работницу по кунице. Дело было в ноябре, когда охота на пушных зверей была уже открыта, и мы втроем с двумя собаками отправились в лес (остальных собак привязали). Уже на первых шагах Лифка проявила незаурядную сообразительность. Когда ее компаньонка на высоком холме подняла зайца, Лифка бросилась не на голос товарки, а вперед, к подножью холма, чтобы перерезать след зайца. Вскоре его крик известил, что он попал в зубы собаки. Подоспевший хозяин успел отобрать у голодных собак лишь половину тушки зайца, чтобы накормить собак после охоты.
Через некоторое время послышался голос одной Лифки, а вскоре и голос присоединившейся к ней подруги. Голоса собак удалялись. Мы с трудом поспевали за ними. Хозяин, спеша вперед, успел предупредить нас, что собаки идут за куницей. Следов ее видно не было, так как зверек шел верхом (по деревьям). На ходу не замечалась и «посорка», но собаки шли верно, и голоса их удалялись все дальше и дальше. Временами зверек останавливался, но при нашем подходе вновь бросался вперед. Было заметно, что куница делает большой круг, ибо один раз мы пересекли свои же следы, которые оставили до этого. Наконец собаки остановились. Подойдя ближе, мы заметили собак, расположившихся по бокам сухой осины у гряды леса, причем Лифка, как и полагается опытной лайке, находилась за деревом, как бы преграждая путь кунице. Хозяин собак с готовым к выстрелу ружьем обошел вокруг дерева и, вернувшись к нам, сообщил, что куница в дупле и надо ее выжить. Стук топора по дереву не помог. Сунутая в дупло подожженная береста тоже не произвела никакого действия. Решено было дерево срубить, что для нас троих не составляло большого труда. Наконец дерево упало отверстием дупла вверх (как планировалось). Мы заблаговременно были проинструктированы о своих обязанностях. Установили, что зверек находится в верхней части дупла. Стали перерубать осину, закрыв на время шапкой отверстие. После этого наш руководитель приступил к решающему этапу операции. Надев на руки ватные рукавицы и просунув руки в дупло наподобие клещей, он приказал нам стуком топора гнать куницу по дуплу к прорубленному отверстию, что было исполнено. Куница, пятясь задом, попала в руки охотника. Вот и вся операция.
Но не всегда бывает так просто и удачно. С тою же Лифкой, в том же лесу и при тех же охотниках, но уже в январе по глубокому снегу нас постигла неудача. Опытная и ловкая куница была найдена еще утром, но до темного вечера собаки не могли ее остановить. Мы устали до невозможности, «выдохлась» и куница и, наконец, затемно забралась под корни дерева. Мы уже радовались, что достигли цели, но обманулись. У корней дерева разложили костер. Однако дым, не задевая зверька, шел кверху. Пробовали выжить куницу горящей тряпкой, но жердь с нею далеко не уходила под корни дерева. Измучившись вконец, решили операцию поимки куницы отложить до утра. Забили все дырки между корнями дерева, а поверх наложили бревен из бурелома. Но когда утром пришли с новыми силами продолжать операцию, куница ушла. Да и хозяину надо было отвезти в город выловленную рыбу. Эта неудача нас особо не обескуражила. Охотник должен быть готов ко всяким неожиданностям.
В заключение не могу не обратить внимание охотников, заинтересованных охотой на куницу с лайкой, на статью Н. Гракова «Влияние лесохозяйственной деятельности на лесную куницу и белку» («Охота и охотничье хозяйство» № 5 за 1971 г.). В этой статье рассказано о новых наблюдениях за поведением куницы. А знать поведение этого зверька нужно каждому промысловику.

Л. Антушевич, эксперт-кинолог всероссийской категории
“Охота и охотничье хозяйство” №10 – 1976